Вера Коновалова: «Я — ленинградка!»

Ленинградка.на главную872 дня — с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года длилась блокада Ленинграда. Из 2,5 миллионов жителей, проживающих в северной столице перед началом войны, за время блокады только от голода умерло более 600 000 человек, ещё несколько десятков тысяч горожан погибло от бомбёжек. Несмотря на катастрофическую нехватку продовольствия, сильные морозы, отсутствие тепла и электричества, ленинградцы мужественно выстояли перед фашистским натиском и не отдали врагу свой город. В Алчевске живут люди, которые сохранили память об этих трагических страницах Великой Отечественной войны. Вера Леонидовна Коновалова — одна из них.

ленинград.Ніч яка місячна, ясная, зоряна, видно, хоч голки збирай. Вийди, коханая, працею зморена, хоч на хвилиночку в гай! — напевает Вера Леонидовна. — Кажется, вместе со мной и душа поет, радуется и печалится. Даже наворачиваются слезы, когда я исполняю эту песню. Очень нравится петь, еще с юности. Люблю украинские песни, они удивительные! — улыбается она.

Мы встретились на репетиции ансамбля «Раис», солисткой которого Вера Леонидовна является уже более 7 лет.

— Наш коллектив, его руководитель Раиса Свистельникова, клуб «Ветеран» стали для меня второй семьей. Поверьте, даже выйдя на пенсию, можно найти для себя много интересных увлечений. Тем более, когда в Алчевске для этого созданы все условия, — говорит Вера Леонидовна. — Мы всегда участвуем в городских концертах, фестивалях, конкурсах, культурно-массовых мероприятиях. Недавно в рамках республиканской акции «1000 дней вопреки» меня пригласили на мероприятие, посвященное защитникам нашего Отечества. И знаете, неожиданно память возвратила меня на 70 лет назад…

ленинград.5…Вера родилась 8 августа 1939 года в Ленинграде. Семья проживала на 14-й Линии Васильевского Острова в доме № 69. Ее папа был военным, мама работала продавцом в кондитерском магазине. У девочки было двое братьев — Володя и Эдик. Также в Ленинграде жили ее бабушка, дедушка, тетя и дядя. Когда началась война, отец Веры ушел на фронт. 8 сентября 1941 года кольцо блокады вокруг Ленинграда замкнулось. Все родственники Веры стали жить вместе. Голод начался в середине сентября. Обесценились деньги и драгоценности. В булочные, где выдавался ежедневный паёк, были огромные очереди. В первую блокадную зиму столбик термометра опускался до — 40 градусов. Закончилось топливо и замёрз водопровод — город остался без света и питьевой воды. Бедой для осаждённого Ленинграда стали крысы. Они уничтожали запасы еды и разносили всевозможные инфекции. Люди умирали, их не успевали хоронить, трупы лежали прямо на улицах. Лишь в январе 1942 года появилась возможность вывезти большое количество людей, в основном женщин и детей, через «Дорогу жизни» (летом — водный, а зимой — ледовый путь, соединяющий Ленинград с «Большой землей») по Ладожскому озеру.

ленинград.1— Уже к ноябрю 1941 года суточная порция хлеба уменьшилась до 250 грамм для работников и до 125 грамм для остальных категорий граждан, — начинает вспоминать Вера Леонидовна. — Я помню, как мы с мамой с обоев клей скоблили (раньше их клеили на крахмале), как обувь разрезали на кусочки и вываривали, как варили суп белесый — белесый без единого наполнения. Но, как рассказывала моя мама Анастасия, ленинградцы всеми силами старались выжить и не дать умереть родному городу. Мама вместе с добровольцами принимала участие в дежурствах на крыше, обезвреживая зажигательные бомбы, которые сбрасывали на город немецкие самолеты. Мой дедушка работал на Кировском (бывшем Путиловском) заводе, а бабушка — на парашютной фабрике. Все ленинградцы помогали армии — заводами за время блокады выпускались танки, тысячи орудий, винтовок, автоматов и боеприпасов — все отправлялось по Дороге жизни на защиту Москвы. Работали театры и музеи. Во время блокады была написана известнейшая симфония Дмитрия Шостаковича, названная позже «Ленинградской». Все блокадные дни работало ленинградское радио — источник информации и символ продолжающейся жизни. Это было необходимо — доказать врагу, а, главное самим себе: блокада Ленинграда не убьёт город, он продолжает жить, мы — ленинградцы!

ленинград.2…Наступил январь 1942-го. Число жертв голода стремительно росло — каждый день в Ленинграде умирало более 4000 человек, что в сто раз превышало показатели смертности в мирное время.

— Я помню последние дни перед эвакуацией — мне очень хотелось есть, совсем не было сил вставать, говорить. В соседних комнатах лежали все мои родные. Мы даже не могли их похоронить, — с дрожью в голосе произносит Вера Леонидовна. В феврале 1942 года из большой семьи в живых осталась мама Анастасия и маленькая Вера…

ленинград.3— Я до сих пор не представляю, как получилось, что мой папа оказался в Ленинграде, — продолжает Вера Леонидовна. — К тому времени он был майором, воевал в Брянской области. И как вспоминал он сам: «Как только узнал о начале блокады Ленинграда, просто не находил себе места, а сердце рвалось к вам». В феврале Леонид прорвался в Ленинград через кольцо немецкого окружения из Брянских лесов, проделал опасный путь по Ладожскому озеру. Когда он забежал в свой дом на Васильевском острове, Вера и ее мама были практически без сознания. Леонид с помощью солдат на одеялах вынес на улицу жену и дочь и погрузил их в «полуторку».

 — Казалось бы, блокада — самое страшное, что могло произойти с нами. Но нам с мамой предстояло пережить еще много испытаний, — говорит Вера Леонидовна. — Папа увозил нас из Ленинграда через Ладогу. Крики, скрежет льда, шум, натужный вой двигателей. Машины рядом ломались одна за другой. Казалось, что и наша машина вот-вот развалится! Проехали мы ровно половину пути, как вдруг под колесами грузовика раздался страшный треск и наша «полуторка» начала проваливаться в воду. Нас успели спасти чудом. Кто-то потом набрасывал на нас одежду, шинели, переносил в другую машину. Все как в тумане. Потом мы приехали на железнодорожную станцию. Папа определил нас в госпиталь и отправился на фронт. А военный эшелон увозил нас все дальше и дальше от Ленинграда на юг в эвакуацию… Мы уже приходили в себя и начинали есть очень маленькими порциями. Ехали долго. На полпути к Армавиру наш состав попал под немецкий авианалет. Мы с мамой оказались на земле, она затащила меня под вагон и накрыла собой. Земля содрогалась от взрывов снарядов. Вокруг стонали раненые, лежали убитые. Мы с мамой опять выжили. Когда приехали в Армавир, нас направили в пункт временного размещения для эвакуированных, и в первую же ночь началось наступление немецких войск и бомбежка. Нас снова спешно посадили в вагоны и отправили в Армению. Там мы остановились в городке Севан на берегу самого крупного озера в Армении. Нам дали комнатку в бараке. Мама начала работать табельщицей на шахте. И мы только тогда осознали, что самое страшное уже позади, — говорит Вера Леонидовна, будто снова переживая те страшные дни.

14 января 1944 года в ходе общего наступления советских войск началась заключительная операция по снятию блокады Ленинграда. Ленинградский и Волховский фронты к 27 января 1944 года с помощью кронштадской артиллерии осуществили прорыв блокады Ленинграда. Только об этом уже не мог узнать отец Веры, который погиб на фронте в 1943 году…

 — Знаете, спустя годы я задумывалась все чаще: почему я осталась жива?… Все, что происходило со мной и моей мамой, иначе, как Божьим провидением, назвать нельзя. Я была самой маленькой… — глаза Веры Леонидовны наполняются слезами. — Каждый из моих родных понимал, что все мы не выживем — блокада сделает свое страшное дело. Мне каждый день доставалось на крошку больше хлеба, на ложку больше супа, на глоток больше воды…и меня спасли. Меня очень любили мои родные… В 50-х годах Вера и мама переезжают в Тбилиси. Потом в Северную Осетию. В 1959 году Вера вышла замуж, в 1960-м у нее родилась дочь Татьяна. Вера освоила самую мирную профессию — она стала строителем. А Ленинград стал занимать в ее жизни особое место.

ленинград.4 — В 60-х годах впервые мы провели свой отпуск в Ленинграде. Побывала на кладбище, где похоронены мои родственники, приходила к своему дому на Васильевском острове, неоднократно была в Эрмитаже, Петергофе, Исаакиевском соборе. Я просто влюбилась в мой гордый, непокоренный город. С тех пор я приезжала в Ленинград часто. Последний раз это было в 1975 году. Хотя моя семья переехала в Алчевск в 70-х годах, я не перестаю скучать по родному городу. Сейчас, когда смотрю фильмы и сериалы, которые снимались в Ленинграде, частенько плачу. Всем знакомым и друзьям всегда с гордостью говорю, что я родилась в Ленинграде. И не теряю надежды увидеться с ним, — улыбается Вера Леонидовна.

И все еще может произойти… Однажды в свой родной город приедет наша Вера, и подойдя к Неве произнесет с гордостью: «Я — Ленинградка!» Она через все испытания пронесла это высокое звание. Она хранит память о погибших в страшные дни блокады, низко кланяется всем защитникам города и благодарит тех, кто своим ежедневным трудом строит его будущее… Ленинград подарил ей жизнь. Ленинград спас ее. Ленинград научил ее любить всем сердцем свою родину и верить в победу. Эту любовь и веру она передала своим детям. Большим потрясением для Веры Леонидовны стала война на Донбассе, начавшаяся в 2014 году.

 — Война, — это самое страшное, что может быть в жизни. Ее невозможно забыть. Мои родные всегда со мной. Они очень хотели, чтобы я жила — это их завещание для меня и для следующих поколений моей семьи. Мы должны жить и защищать свою Родину. Как говорили наши отцы: «Наше дело правое!» Потому и сейчас мы выстоим и победим! — с твердостью, уверенно произносит она.

В 2014 году зять и внук Веры Леонидовны встали на защиту родного Донбасса…

По материалам газеты «Огни»