Молодежный совет ЖКХ Образование Медицина Вакансии Прямая линия Экономика Радио "ОГНИ" АСКЭТ
Главная Администрация Нормативно-правовая база План городских мероприятий Социальная сфера города Фотогалерея

Архив статей

Программа воссоединения народа Донбасса: Как получить помощь

Предоставление административных услуг

Интерактивная экологическая карта

График приема граждан

График приёма депутатов Народного Совета ЛНР

Телефоны горячей линии

Коммунальные предприятия города

   

Алчевск в лицах

За уверенность в завтрашнем дне 

Мы дали клятву! 

Самое интересное

Состоялось торжественное собрание, посвященное Дню учителя

Памятник воину-интернационалисту открыли в Алчевске

В Алчевске прошел митинг в поддержку Леонида Пасечника на должность Главы ЛНР и кандидатов в депутаты Народного Совета

Торжественная церемония посвящения в кадеты состоялась в Алчевске

Рубрики

«Ночной волк» тебе товарищ!

Школьная жизнь только со стороны кажется размеренной и однообразной: в ней кипят свои страсти. Но потрясение, постигшее однажды седьмую школу, можно считать исключительным. Дети вернулись однажды по домам с квадратными глазами и сокрушительной новостью: НВП и физкультуру отныне будет преподавать самый настоящий байкер! «Ночной волк»!.. Мамы и папы быстренько вообразили страшного волосатого дядьку на ревущем мотоцикле и...

 — Костя, многие ли родители упали в обморок, узнав, какой учитель появился у их детей?

— Да. Очень многие, — улыбается лидер алчевских «Ночных волков» Константин НЕСТЕРЕНКО. Не байкеров — русских мотоциклистов. Он настаивает на этом определении, поскольку существует принципиальная разница в идеологии и образе жизни. В частности, русские мотоциклисты выступают за то, что должны воспитывать детей собственным примером. Но с родителями пришлось общаться, чтобы не думали, что их чада попали в лапы сомнительного типа. Дети ведь еще мгновенно нашли странички нового учителя в соцсетях и пугали домашних колоритными фото... Конечно, вопрос витал в воздухе: что этот человек вообще забыл в школе?

Мы вам скажем больше: этот человек мог оказаться в детском садике... Закончив Луганскую академию внутренних дел имени Эдуарда Дидоренко, Константин служил в уголовном розыске, потом занимался частной юридической практикой, а потом...

— Я никогда не говорил, что хочу быть учителем, — говорит он. — Мысли были, но я их не высказывал. А в 2009 году поступил в педуниверситет. Веление души — все-таки преподавать. Выбрал дошкольное образование, был единственным мальчиком на курсе.

 — И что, пошел бы работать в детский сад?

— Да, это вполне могло быть. И для себя хотел получить это образование: думал, когда-нибудь будут дети, хотел их растить правильно. А еще все дело в бабушке. Она была учительницей немецкого языка, потом в начальной школе работала. Для меня бабушка авторитет, благодаря ей я знал, что учитель — это суперпрофессия, в семье у нас так было принято. У нас в основном врачи, юристы — да, это профессии сложные, интересные. Но бабушка стояла на отдельном пьедестале. Когда я подрос, узнал, что двоюродный дедушка — юрист, занимался научной работой, был известен в Союзе, но он не сравнился по крутости с бабушкой. Став учителем, жалею, что не могу брать ее мастерство, бабушки уже нет. Это то, чего не дают в вузе. Она была учительницей с богатейшим опытом. У нее на все были свои приемы, в детстве не понимал, как она это делает. Бабушка очень по-своему научила меня читать: начнет мне читать интересную книжку — и делает вид, что устала, больше не может, а мне же хочется знать, что дальше! — Почему же ты не получил диплом педагога-дошкольника?

— Война сбила планы. Тогда все «Ночные волки» стали под ружье. Был на фронте, как раз в дни сессии получил ранение... В общем, перевелся на физвоспитание. Когда уже не участвовал в боевых действиях, ко мне обратилась Инна Филипповна Чеботарева, организатор клуба «Патриот» в СШ № 7. Увидела меня в форме, с медалями — и ко мне: в школе нет военрука! И я пошел... У детей на глазах разорвалась страна, они не понимают, что происходит — да взрослые не все понимают. Меня иногда спрашивают — чего тебя на войну потянуло? Я хотел все видеть своими глазами. Да, конечно, защита Родины, но и это было важно: видеть правду. И когда мне доказывали, что в Луганске сепаратисты сами в себя стреляли… Мы все, что происходило в Луганске, видели, как на ладони. Стояли тогда возле Роскошного, ожидали подкрепления со стороны аэропорта, обзор шикарный. Тогда мы все — с шашкой на танк, «толпой» в шесть человек были готовы остановить БТР. И эта готовность поражала. Помню взятое здание СБУ, палаточные городки, баррикады, воодушевление, нервы на пределе. И кто-то притащил ящики учебных патронов. Зачем? Вдруг будут наступать — бросать под ноги, солдаты на них поскользнутся, хоть как-то помешать... Человек побеждает, когда победил в себе сомнения. Казак отошел в сторону, в это время обстрел, у него над головой в дерево встрял осколок. Большой, убил бы его. Достал он осколок, походил с ним два дня бледный и ушел из ополчения. Осколок его победил... Ребята, которые погибли, уже одержали свою победу. Они преодолели себя, пошли в бой. Кто герой, кто не герой, сейчас тяжело судить, но они победили.

— Рассказываешь детям о войне?

— Иногда рассказываю — то, что не страшно. Стараюсь объяснить, почему и зачем совершенно мирным людям понадобилось в какой-то момент взять автомат, спать в окопе. Как им можно рассказать о том, как малюсенькая республика, официально не поддерживаемая никем, все-таки капитально бодается со страной, которая называет себя одной из самых сильных? Такая особенность у нашего народа — взять и собраться в кулак в нужный момент.

— Костя, не секрет, что НВП, когда прежде была в программе, считалась предметом ненужным, пустой тратой времени.

— Моя задача — убедить в важности того, что к чему-то надо готовиться. Пусть лучше эти знания никогда не пригодятся, но они нужны. Как в популярной песне: «Нас не готовили к войне — и зря, как стало ясно». Я столкнулся с тем, что даже моя подготовка после академии МВД где-то была недостаточной. Знаю, насколько тяжело было другим. Была милицейская строевая подготовка, но никогда не думал, что мне это пригодится в совершенно других обстоятельствах. Служил в уголовном розыске, были группы захвата, но не думал, что придется участвовать в боевых действиях, сталкиваться с противотанковыми орудиями, со снайперской работой. Судьба распорядилась так, что стал командиром. Значит, нужно быть готовым к ответственности не только за себя. Для меня было предметом гордости, что свою группу полностью вернул, никто не ранен. Ставил задачу сохранить людей, это было важнее, чем получить звания или награды, это было главное. Пытаюсь довести до детей, что нужно постигать науки. Я видел, чем отличаются «мимометчики» от профессионалов. Моделируем ситуации, что-то рассказываю на своем примере.

- Дети наверняка считают: очень круто, что Константин Валерьевич у них — «Ночной волк». А коллеги на намекали, что учитель не должен так выглядеть?

— Иногда говорят, что нужно соблюдать дресс-код. Я к дресс-коду тоже отношусь очень скрупулезно. Дети удивляются, как я могу так быстро переодеваться. Если урок НВП, я буду в военной форме, если праздничный день — в парадной военной форме, с медалями. Я должен своим видом показать военную форму, иногда даже на себе показать, что для чего нужно. В силу военного прошлого есть несколько комплектов формы. На уроке физкультуры обязан быть в спортивной форме, чтобы показать свою готовность к уроку и этим. Я мотоциклист — этим тоже показываю, что это такие же равноправные люди. Есть определенная мотоциклетная мода, есть требования к виду «Ночного волка»: определенные цвета жилетов, определенные материалы, надписи, которые не противоречат нашим внутренним уставам. Это такая же часть повседневного дресс-кода, как у банковского служащего. Если я иду на какие-то общественные мероприятия, в первую очередь я «Ночной волк». Это не противоречит тому, что я учитель. Наоборот, хочу доказать, что было бы лучше, если бы больше «Ночных волков», обращались к молодежи. Не в том смысле, что все бы пошли работать в школу. Но правильные лозунги не только на флагах писать, но и жить в соответствии с ними. Кстати, именно один из лозунгов меня привлек к работе с детьми: «Бой за подрастающее поколение — самый важный бой, и именно его мы должны выиграть». Нужно нести что-то хорошее на своем примере, тот же патриотизм. Да, иногда приходится проклевывать брешь — давайте повезем детей на новогоднюю сказку «Ночных волков», в музей двух войн мотоклуба... Это ведь не повести их на экскурсию в ад. Такого шоу с профессиональными каскадерами, каким была наша сказка, они больше нигде не увидят... Летом делаем детские дни: батут, сладкая вата, чай, стаканчики — все бесплатно. В парке на детских праздниках стараемся всех покатать. Это нам же доставляет радость и удовольствие, а дети пусть привыкают к хорошему, к правильному.

— Костя, ты уже ощутил, что учитель — нечто гораздо большее, чем носитель знаний по определенному предмету?

— Иногда даже говорят: ты слишком близок с детьми, у вас панибратские отношения... Стремлюсь их больше заинтересовать. Веду кружок, занятия подстраиваю под их настроение. Если они пришли на энтузиазме, с горящими глазами — буду два-три часа, обливаясь потом, кувыркаться с ними, заниматься самообороной, всей практической частью. Если уставшие — буду тихо и спокойно рассказывать им в тире, как правильно прицелиться, выстрелить. Если пришли с вопросом, это вообще шикарно.

Чтобы дети были более открыты, стараюсь быть максимально общительным. Ведь замыкаться их заставляют наши ошибки. Вечером я с ними в соцсетях, создаю беседы, группы. Мегастрашные секреты у них свои: кто кого отлупил, кто за кем бегает, кто в кого влюблен... Страшнейшие секреты, но лучше я это буду знать и держать руку на пульсе, чем дать ребенку нырнуть в какую-то плохую пучину, думать, успеют родители отработать этот момент или не успеют.

— Так это уже признание, если такие секреты доверяют!

— Мне очень важно, что дети доверяют, тем более старшеклассники, подростки, у которых в голове целые вулканы переживаний. Это доверие дорогого стоит. Конечно, времени на это уходит много. Я мониторю интернет, слежу за детьми, когда у них на страничке начинают проявляться какой-то негатив, плохие мысли, какие-то расстройства. Лучше я по-своему буду громоотводом. Для меня это важно, лучше я чуть недосплю.

Я не претендую быть любимым учителем. Пусть любимой будет первая учительница. Мне очень нравится, что они любят Инну Филипповну Чеботареву. Их любовь притягивает к ним ее знания. Такой опыт хотелось бы перенять. Как она это делает, чем настолько привлекает детей? Я не сторонник жесткой дисциплины, чтобы дети сидели и боялись, чтобы я был страшным драконом, к которому они не хотят идти на урок. Пусть балуются, я лучше придумаю, как их баловство в полезное русло перестроить. Слишком много плохого в мире, чтобы детям недодавать любви. Иногда приходится использовать чуть-чуть кнута, но все-таки считаю — пряник и пряник.

Поначалу я считал, что к детям нужно подбирать какие-то индивидуальные ключи. Потом стало казаться, что со временем учителя грубеют и все двери вскрывают одним и тем же ломиком. А потом я понял: нужно не ключи подбирать, а работать над тем, чтобы эти двери сами открывались навстречу тебе...

По материалам газеты «ОГНИ»

Категория: Алчевск в лицах

Просмотров: 73