Алексей СИДОРОВ: «Я пою эту песню, чтобы призвать людей защищать свою родину, свою веру, чтобы поддержать всех»

Алчевск в лицах.Вооруженный песней.Война когда-нибудь закончится. Конечно, закончится, пусть сейчас мы не знаем, когда и как. Но это время обязательно придет. И тогда у всех будет много работы. Разной: восстановить разрушенные дома и построить новые без угрозы, что завтра они снова будут разбиты, разминировать поля и засеять их, отремонтировать дороги…

 А еще можно предсказать: немало работы будет у психологов. Совершенно точно появится не один десяток диссертаций, посвященных детям этой войны. Ведь уже сейчас специалисты Всемирной организации здравоохранения предсказывают: серьезная психологическая помощь потребуется 15—20 процентам населения Донбасса, в основном детям. И тут нечего возразить, если хоть на минуту задуматься о том, сколько пережили эти дети: малыши, чье полное доверие к миру было так безжалостно обмануто; подростки, которым и в обычной-то ситуации бывает так непросто наладить с этим миром отношения…

Все правильно. Взрослые и сейчас стараются помогать детям. Но не только… Дети тоже приходят на помощь взрослым. Рискну сказать — с большей результативностью. Хотя бы потому, что их бесхитростная помощь продиктована только и исключительно сердцем. Больше двух лет прошло с тех пор, как Алчевск впервые увидел на сцене маленького мальчика, белокурого и голубоглазого. Ну чистый ангелочек, только военного времени, в гимнастерке и пилотке. Звенящим голосом ангелочек выводил:

 Врагу не сдается наш гордый Донбасс — Так надо, так надо, так надо!

 Многие не могли сдержать слез, потому что песня была о той нашей реальности, которая прежде и в кошмарном сне не могла присниться. А вместе со слезами открывалось второе, третье… пятое дыхание, чтобы держаться дальше. Ведь действительно так надо, и грешно взрослым это не понимать, если дитя всей душой чувствует.

А другие — что скрывать — возмущались: мол, совсем уж никого не щадят, детей в идеологическую машину швыряют… Однако восьмилетний на тот момент Леша СИДОРОВ сделал свой выбор сам. — Я раньше о войне никогда и не думал, только фильмы военные смотрел, — рассказывает Алексей сегодня. — Вокалом я занимался и раньше, но пел такие песни… обычные. Но когда все это началось… Мне захотелось спеть военную песню. Не про Великую Отечественную войну, хотя об этом очень много хороших песен, а про то, что происходит у нас. Я стал искать в интернете, что-то находил, но мне не нравилось… А эта понравилась.

Чутье не подвело Лешу. Песня, созданная и впервые исполненная московской певицей Мариной Александровой, понравилась не только ему. И понравилась, и поддержала, и укрепила душевные силы. Мелодия бессмертного «Варяга» и эмоциональный текст так легли на наши переживания, что мальчик, впервые спевший «Донбасский марш» в Алчевске, стал символом времени.

аИнна СИДОРОВА, Лешина мама, смущенно и чуть иронически улыбается: — Ну что вы, мы не искали славы. Для нас, как и для всех, война стала тяжелым событием. Сначала мы смотрели телевизор, и то, что происходило на майдане, вызывало… негативные эмоции. Первым потрясением стало заявление нового правительства, что у нас запретят русский язык, поменяют школьную программу. Решающим моментом оказалось переписывание истории. Моя старшая дочь тогда училась в десятом классе, приходила из школы, спрашивала: почему в учебнике истории написано, что во Второй мировой войне — не Великой Отечественной — победила Америка?.. А у нас дедушка всю войну прошел, был ранен, награды у него, в Будапеште закончил войну, дети, конечно, все об этом знали. Мы, как могли, отвечали на их вопросы, но в душе было смятение и непонимание того, что происходит. А когда начались первые вооруженные столкновения, когда мы увидели военную технику — это был шок. Почему сюда направляют армию, что тут такого происходит? Люди просто отстаивают свои ценности, выступили против того, что им навязывается — получается, что за это нас нужно уничтожить? Или заставить подчиняться, или заставить любить новую страну? Да мы же любили свою страну, и детей растили в любви к ней. Алексей поступил в школу с украинским языком обучения, мы намеренно отдали, чтобы знал язык. Дочка очень хорошо владеет украинским языком, у нас не было различий, не было никакого негатива, агрессии, как их не было у всех, кто у нас живет. Во все времена на Донбассе разные национальности жили, вместе трудились, растили детей, праздники отмечали… Когда начались первые бомбежки — стало не по себе. Мы приняли решение не уезжать. На время выехали в Крым, чтобы немножечко успокоиться, принять дальнейшее решение, пробыли там три недели и решили вернуться. Не пожалели.

Это «не пожалели» Инна произносит уверенно. Как и многие алчевцы, они не смогли оставить родной город, с которым связано так много. Да что там много — все. Вся жизнь. Они понимали, что легко не будет, но, конечно, не могли представить, что всех нас ждет — да и кто мог? А их семье досталось особенно много переживаний, ведь Лешины бабушка и дядя жили в Углегорске.

 — При освобождении Углегорска был очень сильный огонь в сторону города, хотели стереть его с лица земли. Мы это знаем не из новостей, а со слов наших родных, — вспоминает Инна. — Один из снарядов попал прямо в дом, где они жили. Дом загорелся, они в это время сидели в подвале. Позвонили нам среди ночи, что они на улице, дом горит, в трубке слышен треск, разрывы снарядов. Чудом они остались живы. Четыре дня переживаний, связи практически не было, если раз в сутки удавалось дозвониться и сказать одну фразу, что живы, это был праздник. Дети все это видели, переживали. После этого сомнений быть уже не могло, какую позицию принять.

 Однако предстояла еще одна — самая, пожалуй, серьезная — проверка и душевных сил, и убеждений, и, наверное, зрелости и мудрости.

йДетей в семье Сидоровых воспитывают… как бы это сказать… личностями. Заботятся о том, чтобы с ранних лет они всесторонне развивались, умели трудиться, узнавали себя и свои возможности. Леша сейчас в свои 11 учится в музыкальной школе по классу фортепиано, занимается английским, вокалом , ходит на карате. Его старшая сестра Алена со школьных лет была творческим ребенком: хорошо пела, сочиняла песни, делала аранжировки, с удовольствием участвовала в концертах. Казалось, будущее красивой и талантливой девочки очевидно. Но война перевернула ее мировоззрение. Десятиклассница Алена во время Дебальцевского котла, когда в город везли сотни раненых, пришла в больницу, чтобы помогать врачам. Да, вы тоже, конечно, сейчас вспомнили страницы многих романов и популярный сюжет: девочки-гимназистки в патриотическом порыве идут в сестры милосердия, работают в госпиталях, едут на фронт… Те сюжеты, как и нынешние, писала сама жизнь. В больнице тогда было настолько напряженно, что добровольную помощь школьницы приняли. Алена ухаживала за ранеными, не пугаясь ничего — а ведь порой этих парней собирали буквально по частям, помогала на операциях…

Инна, мучительно переживая за дочь, понимала: родители обязаны отвечать за воспитание, которое дали детям. Растили их патриотами — и они стали патриотами не на словах, а на деле. Значит, родители должны понимать и поддерживать так быстро повзрослевших детей.

— Она бесстрашная, сознательно пошла на это, — тихо говорит Инна. — Я даже не могу представить, что она прошла, была в окопах, на боевых позициях… Конечно, сначала мне было очень тяжело. Потом… не смирилась — поняла, приняла ее решение. Настал момент, когда все, чему мы их учили, как-то вышло на первый план. Алена все-таки по- ступила в академию культуры, по- училась, но… Сейчас она служит по контракту. Собирается поступать в военное училище и решила сначала послужить, чтобы убедиться, что это ее путь. Убедилась. Подала документы.

Маленький братишка всецело поддерживает сестру, говорит: пошел бы к ней, если бы был постарше. А пока что он, когда поет «Донбасский марш», поет и о своей Аленке, замечательной отважной сестре. Он и сам смелый парень. Конечно, очень переживал, когда бабушка в Углегорске пряталась в подвале от обстрелов. И очень горевал, когда ее не стало — бабушка умерла ровно через год после того дня, как в ее дом попал снаряд. Сказалось все выстраданное. Но на вопрос, было ли самому страшно, решительно качает головой: нет.

 — Он действительно не боялся, и это самое удивительное, — признается Лешина мама. — Конечно, я очень переживала за его психику, а он нас даже успокаивал: не бойтесь, все будет хорошо. Мы с мужем даже удивлялись. Он говорил так, будто знает. Одна знакомая сказала, что Леша будет великим ясновидящим… В общем-то, его единственной эмоциональной реакцией на происходящее было то, что захотел спеть эту песню. И спел так, что вызывал у людей слезы.

Леше не привыкать к сцене. Он учится в музыкальной школе — и очень успешно, его преподаватель Яна Скляр нередко возит его на конкурсы, в Лешином активе уже немало весьма престижных наград. Но все-таки это очень разные вещи: выйти на сцену при бабочке, сесть к роялю и играть Шопена или джаз — и выходить в военной форме, чтобы спеть «Донбасский марш».

— Я когда ее пою, в основном закрываю глаза и не вижу, что в зале происходит. Волнуюсь, — смущенно улыбается Леша. — Я пою эту песню, чтобы призвать людей защищать свою родину, свою веру, чтобы поддержать всех. Я хотел, чтобы те, кто слушает, правильно понимали меня. Мне хочется взять и освободить все наши города в Луганской и Донецкой области, чтобы была единая Новороссия. И пусть бы там была классная жизнь: чтобы мирно было всегда, чтобы людям зарплаты подняли. А если они опять на нас войной пойдут, чтобы мы за несколько дней могли отразить атаку. Раньше, до войны, я был за Украину, а теперь я за Россию, за нас. Я теперь презираю людей, которые в Украине стоят у власти, за то, что они предали родину за деньги, пошли войной на свой же народ. Это по их приказу свои убивают своих, а хуже этого, наверное, нет. Очень хочется, чтобы война кончилась, но чтобы решили все мирно, люди не должны погибать.

Кто знает, может быть, пятиклассник СОШ № 22 Алексей Сидоров в самом деле станет ясновидящим? Пока ему некогда об этом задумываться: пятый класс — это вам не шуточки. Последний семестр, в музыкалке масса концертов, в школе подготовка к контрольным… Времени нет совсем. Да и становиться он собирается не ясновидящим, а, наверное, конструктором: ему хорошо дается математика, с нетерпением ждет, когда в школе начнут изучать физику и химию… Но, если честно, очень хотелось бы, чтоб наше будущее оказалось таким, каким его видит Леша. Видит и защищает так, как умеет лучше всего: песней.

По материалам газеты «Огни»