Вилий Науменко: «Взаимная нежная забота — на этом держатся отношения в семье»

004Браки совершаются на небесах

Браки совершаются на небесах… Каждый из нас множество раз слышал эту фразу. А как это выглядит в земной жизни, вы знаете? Мы — знаем. Когда двое дожили до бриллиантовой свадьбы, не потеряв любви и трогательного желания заботиться друг о друге. Когда почтенный седой мужчина — отец, дедушка, прадедушка — говорит о жене с трепетом вчера влюбившегося. Когда женщина, прожившая в браке 60 лет, остается воплощением красоты, мудрости и нежности… Словом, так, как у Лидии Афанасьевны и Вилия Семеновича НАУМЕНКО.

Это на самом деле удивительная семья. Так скажут и родные, и друзья, и коллеги, и сотни учеников Вилия Семеновича. Пара, которая своей жизнью подтверждает: то, что кажется сказкой, может быть и в реальной жизни. Так, чтобы раз и навсегда. Чтобы за 60 лет ни разу не поссориться. Чтобы для детей, уже давно взрослых, родительский дом навсегда остался средоточием всего лучшего, что только бывает на свете. А предрешено все было, видимо, именно на небесах. В 1956 году, на третьем году армейской службы, выпускник музыкального училища Вилий Науменко оказался на целине. Солдатики ехали туда целых семь суток — выполнять, как им сказали, очень ответственное задание. Подполковник усердно обрабатывал новоиспеченных целинников: вести себя надо достойно, там и девушки будут работать. «Может быть, кто-то из вас встретит там свою судьбу», — пророчески заметил он. Юный музыкант не без иронии пожал плечами: видал он уже в своей жизни красавиц, да каких — из среды артистической, и ни в одну не влюбился. О другом сейчас думает он: закончится служба — поступит в консерваторию, станет настоящим артистом.

Работать и работать предстоит ему, а девушки, как в песне, потом… Но на небесах уже все определили. На целину привезли целую толпу хорошеньких студенток из Кустаная — тех самых, на кого будущий артист не собирался обращать внимание. — Среди них я увидел одну, с толстенной коси- щей ниже колен… И все. В груди что-то замкнуло, — с улыбкой вспоминает Вилий Семенович. — Сразу слова подполковника про судьбу вспомнил и понял: это она и есть. Судьба. И в голове пронеслось: я должен не опоздать, потому что без нее жизни не будет. Тем летним вечером 21-летний Вилий сделал в блокнотике поистине судьбоносную запись: «Студенток много, красивых много, но одна за- порошила мне глаза». Лидия Афанасьевна 60 лет бережет этот блокнотик среди самых дорогих реликвий. Все планы не жениться раньше 25 лет были забыты мгновенно. Он откуда-то знал, что все будет. Еще и слова не сказал милой девочке с косой, а уже считал ее невестой. И остолбенел, когда в клубе Лидочку пригласил на вальс какой-то лейтенантик: невеста танцует с другим?! Небесные планы воплощались в жизнь неуклонно. Очень скоро Вилий уже знакомился с семьей Лидочки — большой и дружной, что особенно обрадовало — музыкальной. А дальше завертелось: 24 ноября — свадьба, потом — приказ уезжать, 2 декабря — отъезд. Оба они знали, что расстаются надолго. В жизни молодых супругов начался почтовый роман.

В одном из писем Лида намекнула: скоро их станет трое… Дочь Светланку он впервые увидел четырехмесячной, и она, плакавшая при виде незнакомых, протянула ручки и обхватила отца за шею…

 — Я слышал народную мудрость и поверил в нее: «Не покупай свинью у мельника — она слишком жирная. И не женись на единственной дочери — она избалованная», — говорит Вилий Семенович. — Моя супруга из большой семьи. Я знал что мы вдвоем сами создадим все, что нам нужно… Ну, вначале создали детей. Света и Эля — погодки. Потом решили, что надо подумать о сыне. Четыре года думали — и родилась Марина. «Доченьки, доченьки, доченьки мои» — эта песня Вертинского могла бы стать гимном Вилия Семеновича. Обожаемые доченьки стали смыслом жизни.

— Я всегда говорила: хочу, чтобы у меня был такой муж, как папа, — признается Светлана Фурман, старшая дочь в семье Науменко. — Папа очень заботливый. Настолько семьянин, для него семья — это что-то высокое. Мама очень трепетно, с пониманием относилась к его работе. Думаю, потому у них такой крепкий союз и по сей день. Папа очень нежный к маме. Смотрю на их отношения — они друг без друга никуда. Как говорится, смотрят в одну сторону — куда папа, туда и мама. Я за все годы не слышала, чтобы папа с мамой ссорились. Не было такого. А ведь юной жене Лидочке требовалось немало мудрости. Когда Науменко переехали из Кустаная в Алчевск, очень скоро у Вилия Семеновича появилась вторая семья…

Семья очень большая — детская музыкальная школа № 1. Став директором, он почти перестал принадлежать себе. Именно Вилию Семеновичу город обязан школой, которая бы сделала честь крупному культурному центру. Сколько смог сделать он за 36 лет директорства — тема не для газетной публикации, а для книги. Сколько для этого требовалось времени, нервов, сил душевных и физических, доподлинно знает только семья.

— У папы очень большая поддержка во всем — мама, — говорит Светлана Вильевна. — Она даже работала так, чтобы бывать днем дома, когда папа приходил на обед, чтобы она могла его накормить. Ведь работа у него очень серьезная сложная, и она старалась всегда создавать для него комфорт, уют. И папа тоже — для всех нас. Он с большой нежностью относится к маме. Что бы мама ни захотела — пожалуйста. И делал все, чтобы всем нам было хорошо, чтобы мы ни в чем не нуждались.

 Взаимная нежная забота — на этом держатся отношения в семье. Но забота хороша, считает Вилий Семенович, когда она возникает просто и естественно, от сердца, искренне. Забота искусственная, по обязанности… Это не то. Это, говорит он, как шар: чем усерднее его надуваешь, тем скорее он лопнет. Вилий Семенович по сей день уверен: все, что ему удалось в жизни, достигнуто благодаря Лидии Афанасьевне. Он горел заботами школы, вкладывал душу в каждого ученика, растил преподавательский коллектив — такой, какой ему хотелось видеть, создавал оркестр народных инструментов, делал школу не только учебным заведением, но и достойной концертной площадкой, где с удовольствием выступали музыканты с мировыми именами… А за плечом тихим ангелом-хранителем всегда была она.

 — Конечно, ведущая роль принадлежит женщине, — убежден Вилий Семенович. — В ее руках судьба семьи, она создает атмосферу, формирует отношения. Лидия Афанасьевна — очень мудрая женщина: всегда умела понимать, терпеть, прощать, доверять, никогда не ревновала. А доверие жены не позволяет мужчине даже мысль недостойную допустить. Она всегда понимала мою занятость, никогда не упрекала, даже если меня не было дома в очень нужный момент. Ведь все, что я делал, — делал для семьи. Мое качество — ответственность: если берусь за что-то — ставлю очень высокую планку. Так и в работе, и в музыке, и в семье.

— Папа по сей день остается мужчиной, джентльменом — таким, каким был всегда, — говорит дочь Светлана. — Папа всегда был очень занят, поэтому нашим воспитанием, ежедневными заботами занималась мама. Зато с папой решались все глобальные вещи. Мама была требовательная, но добрая. Она нам ничего не разрешала делать по дому, потому что мы были очень заняты. У нас было множество кружков, музыкальная школа. У нас была обязанность — уборка своей комнаты каждую субботу. Нас родители баловали, мы росли в большой любви. Папа очень старался, чтобы девочки были хорошо одеты, ни в чем не нуждались. Но и к труду нас с детства приучили, мы каждое лето два месяца проводили в деревне, там все делали. У меня очень добрые родители. Папа чтобы на нас крикнул… не помню такого. У нас в семье никогда не повышают голоса. Однажды, помню, мама сказала нам что-то резкое — папа ее поддержал, хотя знал, что она неправа была. А потом — я случайно услышала — наедине тихонечко сказал: «Лидочка, ты неправа была»… Родители воспитали нас, ничего не навязывая. Нас трое, мы все разные, но отношение к родителям одинаковое. Так сумели воспитать, что для нас родители очень дороги. Стараемся их не огорчать, приносить им радость. У нас отношения очень нежные и доверительные. Мы с сестрой всегда за родителей молимся, чтобы они хотя бы лет до ста прожили. Конечно, старшие Науменко очень хотели, чтобы их доченьки были счастливы во взрослой жизни. Вилий Семенович заранее переживал, как сложатся отношения с зятьями, вспоминал, как ладила с многочисленными зятьями его теща. Ведь было очень важно, чтобы сохранилась одна большая семья, где все необходимы друг другу. Так и получилось.

— Наверное, лучшей наукой для дочек были их наблюдения за нашей жизнью, — считает Вилий Семенович. — Я думаю, что еще очень важно чувство юмора: оно помогает многое прощать. Ну, и умение слушать свою душу, верить своему внутреннему голосу…

 60 лет назад молодая пара мечтала о большой и дружной семье. Все сбылось. В день бриллиантовой свадьбы рядом с Вилием Семеновичем и Лидией Афанасьевной — еще три поколения: дочери Светлана, Элла и Марина, внуки Анастасия и Святослав, Евгений и Мария, Герман и Богдан, правнуки Матвей и Дмитрий, Иван и Глеб, Кирилл и Полина. Вот это и есть главное богатство, главное сокровище, которое они нажили. И дом, где каждому легко и тепло.

— Я всегда очень хотел и хочу идти домой, — признается Вилий Семенович. — Мне так хорошо дома!

По материалам газеты «Огни»